История

«Работу историка психиатрии можно было бы назвать археологией человеческой мысли.

Ее открытия могут вызвать такое же волнение, как недавние археологические открытия,

позволившие установить, что в современной символике печали существуют те же самые символы, 

которые находились в обращении древнего мира»

(Кемпинский А., 1972)

История депрессии неотделима от общей истории человечества, его философии, медицины и культуры.

Представляет интерес исследование эволюции взглядов психиатров на депрессию и тех близких к ней состояний, которые описывались в специальной литературе под термином «меланхолия». Исследования психиатров, посвященные биографии выдающихся деятелей, а также работы касающиеся творчества душевнобольных, также могут быть использованы в качестве источников информации для изучения истории депрессии. В то же время, следует подчеркнуть, что по-видимому невозможно изучить историю депрессии без учета социальных общественных отношений каждого конкретного исторического периода, взглядов философов, наиболее характерных для той или иной эпохи. Отметим, что психиатрия, как область медицины, сформировалась сравнительно поздно. До этого вопросами душевных заболеваний в большей степени занимались знахари, шаманы, жрецы теологи и философы.

Прежде чем приступить к изложению взглядов на историю представлений о депрессии, следует напомнить, что данный термин, скрывает за собой большой круг различных психических расстройств, в первую очередь, касающихся эмоциональных состояний противоположных позитивным чувствам: радости, счастью, веселью и др.

Одно из первых и глубоких описаний депрессии встречаются в трудах врачей «круга Гиппократа» — древнегреческого врача с острова Кос, отец которого был жрецом Асклепия. Отчасти современное представление о депрессии соответствует тому, что Гиппократ называл меланхолией, причиной которой он считал скопление черной желчи.

Узнайте подробнее: Что представляет собой депрессия с точки зрения современных врачей?

В книгах Гиппократа меланхолия трактовалась как сравнительно спокойное состояние, подчеркивалось, что люди, страдающие этим недугом боятся света, избегают людей, полны всевозможных опасений, жалуются на боли в животе, словно их колят множеством мелких иголок. Считалось, что меланхоликам снятся тяжелые сны, а наяву они видят образы умерших людей. Под меланхолией Гиппократ понимал два состояния: болезнь с характерными для нее симптомами и особый темперамент или конституцию с определенной гуморальной основой («печаль от черной желчи»). Психологическими характеристиками меланхолика считались грусть, робость и молчаливость. Предполагалось, что именно такой темперамент предрасполагает к развитию самой болезни — меланхолии (Каннабих Ю.В., 1928).

История депрессииМногие римские врачи считали себя учениками Гиппократа, в то же время они придерживались не только традиционных гуморальных воззрений последнего на генез меланхолии, но и придавали большое значение психическому фактору. Так, в частности, Римский врач Аретей, помимо соматического генезиса меланхолии, считал, что она развивается и в результате возникновения какого-либо угнетающего представления или печальной мысли. Он считал, что меланхолия является подавленным состоянием, развивающимся при наличии той или иной неправильной идеи и при отсутствии лихорадки. Больные, страдающие этим недугом начинают, по его мнению, уединятся, питают отвращение к жизни и страстно мечтают о смерти и страдают бессонницей (Wellman M., 1825). Наблюдая психические расстройства он заметил, что депрессивные состояния часто повторяются, а между маниакальными и депрессивными эпизодами бывают светлые промежутки. Описание меланхолии у другого римского врача, по происхождению грека — Сорана, мало отличались от высказываний Аретея. Симптомы меланхолии, также проявлялись двумя группами признаков: психическими и физическими. К первой он относил печаль, тревогу, страх, нелюдимость, жажду смерти, подозрительность, опасение мнимых интриг; ко второй — холодные конечности потливость, тяжесть в голове, потерю веса, темный или бледный цвет лица (Каннабих Ю.В., 1928).

Один из ярких представителей римской медицины — бывший врач гладиаторов Гален верил в учение Гиппократа о четырех жидкостях. Он развил мысль о том, резкие перепады настроения часто свидетельствуют о повреждении мозга. Другой римский врач — Цельс, различал три вида безумия, одним из которых была меланхолия. Цельс полагал, что меланхолия овладевает человеком на долгое время, начинается почти без лихорадки, а позже дает легкие признаки последней. По его мнению, основным проявлением меланхолии была печаль, причиной которой являлось разлитие черной желчи. Цельс предлагал лечить меланхолию кровопусканием, а если оно было противопоказано больному из-за его слабости, то — рвотными средствами. Для лечения меланхолии он также предлагал растирания всего тела, активные движения и слабительные. Особое значение он придавал внушению больному бодрости духа, развлекая его разговорами на те темы, которые были раньше для него приятными (Каннабих Ю.В., 1928).

Интересны взгляды Плутарха на меланхолию, во многом носившие религиозный характер. Аристотель, излагая основы четырех темпераментов, также дал развернутое представление о меланхолии. Он отметил, что все негативные чувства, можно регулировать с помощью направленной мысли и, тем самым, по сути дела явился предтечей современной когнитивной психотерапии депрессии. Аристотель задавался вопросом: «Почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусствами, — почему все они, по-видимому были меланхоликами? Одни из них страдали разлитием черной желчи, как например, среди героев — Геракл: именно он, как полагали, был такой меланхолической природы и древние по его имени, называли священную болезнь Геракловой. Несомненно, и многие другие герои, страдали той же болезнью, а позже указания на наличие меланхолии отмечено у Сократа, Платона и Эмпедокла (Каннабих Ю.В., 1928).

Узнайте подробнее: Какие методы психотерапии применяются сегодня?

На развитие представлений о меланхолии повлияли два направления римской философии — стоицизм, ставивший во главу угла приспособление к неизбежному ходу событий и эпикурейство, отличавшееся стремлением получить как можно больше удовольствия от жизни. Философское направление Греции, развивавшееся Эпикуром, предпочитало утонченные высшие формы удовольствия кратковременным радостям телесных наслаждений. Эпикурейцы полагали, что счастье представляет собой свободу от эмоционального напряжения. Философ Цицерон говоря о способах лечения тоски, подчеркивал принципиальную значимость теоретических взглядов на это расстройство настроения (Александер Ф., Селесник Ш., 1995).

Из всех средневековых мыслителей наиболее яркие открытия в области психологии меланхолии сделал святой Августин, вероятно, сам перешивший яркий эпизод депрессии в возрасте 32 лет. После принятия христианства в своей знаменитой «Исповеди» он так описывал свое состояние: «Невыразимая печаль переполнила сердце мое до того, что я готов был излить свою скорбь в потоках слез». Святой Августин подчеркивал значение самонаблюдения для детального описания субъективного эмоционального опыта, тем самым предвосхищая рождение психоанализа. С его точки зрения такие негативные эмоции как гнев и страх можно наблюдать только субъективно.

Вероятно, первые научные исследования, посвященные депрессии появились в эпоху возрождения, так, например, врач того времени Д. Меркуриале издал интересную книгу по меланхолии, где разграничивал различные ее формы. Меркуриали полагал, что меланхолия хотя и развивается большей частью от материальных причин (неправильное пищеварение), однако нередко она начинает проявлять себя и под влиянием ударов судьбы (плохое обращение с человеком в детстве приводит к тому, что люди становятся замкнутыми, невосприимчивыми к радостям жизни, подавленными) (Каннабих Ю.В., 1928).

Оригинальны представления о чувствах испанца Х. Вивеса, который тщательно изучил «логику эмоции» человека или как он их называл страсти, К. де Вега описавшего не только проявления меланхолии, но и эротомании. Личный врач герцога Клевского — германский ученый И. Вейер в своих работах уделил внимание не только лечению хронической депрессии, которой страдал герцог и члены его семьи, но и отметил, что женщины, которых считали ведьмами, часто обнаруживают симптомы меланхолии («Ложь демонов») (Александер Ф., Селесник Ш., 1995).

В семнадцатом веке, говоря об исследованиях расстройствах депрессивного спектра, в их современном понимании, следует отметить имена двух английских врачей: У. Гарвея и Т. Сиденхема, первый описал влияние эмоционального напряжения на деятельность сердца, второй — клинические проявления истерии, включая особенности настроения при данной болезни. Интересны представления о меланхолии врача, юриста и художника П. Заккиаса, который в своей классификации психических расстройств относил к разновидностям меланхолии ипоходрическую ее форму с частичным бредом, ипохондрию без бреда и галлюцинации без бреда. Он полагал, что к меланхолии, основными симптомами которой, следует считать тоску и неподвижность, близки такие состояния как: влюбленность и фанатизм, что меланхолики могут разгуливать по ночам — «быть ноктамбулами» (Каннабих Ю.В., 1928).

Особый интерес представляет книга «Анатомия меланхолии» английского профессора богословия семнадцатого века Р. Бартона, страдавшего этим недугом. В своей работе Бартон суммировал все то, что было известно о меланхолии. Он был близок к современным представлениям психоаналитиков о депрессии, полагая, что она является следствием враждебного отношения к окружающему миру и завышенных требований к себе, в конечном счете, приводящих к одиночеству и направленной агрессии в отношении самого себя. Литературное творчество Бартона характеризуется бесконечными идеями самообвинения. Бартон также отметил ревность, соперничество и противоречивость человека, страдающего депрессией. Он описал возможные для того времени методы лечения меланхолии: физические упражнения, спортивные мероприятия (особенно фехтование), наблюдение спортивных соревнований, шахматы, ванны, чтение специально подобранных книг, музыкальная терапия, путешествия, диетотерапия, прием особых лекарств, слабительных средств. Бильярд, различные игры (карты, философские игры, игра в кости и др.). Одним из принципов терапии меланхолии Р. Бартон считал умеренность в сексуальной жизни. Во время депрессии Р. Бартон рекомендовал чаще бывать на карнавалах, развлекать себя пением, танцами, сказками, и всем тем, что доставляет удовольствие. Самым эффективным средством лечения меланхолии этот богослов считал общение с тем надежным и любящим другом, с которым можно поделиться своими страданиями и тайнами. Таким другом, по мнению Р. Бартона, может стать врач (Александер Ф., Селесник Ш., 1995).

Интересна книга французского психиатра восемнадцатого века Лорри «О меланхолии и меланхолических заболеваниях» (Lorry, 1765). Он полагал, что помимо черной желчи в генезе меланхолии важную роль играет максимальный спазм эластических волокон — нервов. По его мнению, из-за того, что данные эластические волокна являются носителями уныния и грусти, больных нельзя убедить в неправильности какой-либо идеи, так как волокна, в которых содержится вредная идея, максимально напряжены. Нервная меланхолия с его точки зрения обычно проявляется у женщин в форме истерии, а у мужчин — в виде ипохондрии.

В восемнадцатом веке исследованиям меланхолии уделил внимание голландский врач Г. Бурхааве, несмотря на его перспективные взгляды, касающиеся течения депрессии, последняя оставалась для него болезнью, вызванной черной жидкостью. Г. Бурхааве был сторонник шоковых методов лечения депрессии (погружение в ледяную воду, вращающееся кресло и др.). Один из его учеников — Д. Чейн, сам страдавший меланхолией, полагал, что для англичан типична эта болезнь, а также сплин и ипохондрия.

Представляет интерес классификация расстройств настроения У. Келлена, предложившего термин «невроз», и детально описавший проявления тревоги. Келлен полагал, что меланхолией страдают люди с определенным темпераментом. С его точки зрения ее физиологической основой является определенное «оцепенение в движении нервной силы» («минимальная напряженность волокон»), как в отношении чувств, так и воли, наблюдается общая ригидность тканей организма. Он рекомендовал лечить депрессию с помощью диеты, физиотерапии, физических упражнений, очищения организма, прижиганий области лба, кровопускания, рвотных средств (Cullen W., 1777). Уделил внимание меланхолии и испанский врач А. Пике.

Итальянский врач восемнадцатого века В. Киаруджи полагал, что меланхолия представляет из себя частичное помешательство, когда бредовые идеи относятся к одной или небольшой группе предметов (Chiaruggi V., 1793).

В конце восемнадцатого века известный французский психиатр Ф. Пинель, снявший цепи с больных, страдающих психическими расстройствами, описал смену настроения при меланхолии и утрату интереса к внешнему миру при этой болезни. Пинель полагал, что большинство психических расстройств возникает вследствие искаженного эмоционального опыта, что наследственность, неправильное воспитание и нестерпимые страсти могут быть причиной меланхолии.

В первой трети ХIХ века, в Палермо, на Сицилии работал талантливый врач-психиатр П. Пизани, который после смерти сына, перенес приступ тяжелой депрессии. Он рекомендовал при лечении депрессии искренний и открытый подход к больному человеку и полагал, что последняя развивается вследствие сложившейся неблагоприятной ситуации. По замечаниям современников 40% больных меланхолией выздоравливали в клинике П. Пизани, что по тем временам было очень хорошим показателем эффективности лечения депрессии. Представляют интерес высказывания о природе и лечении меланхолии американского психиатра Б. Раша, который связывал развитие депрессии с нарушением в сосудах головного мозга. К возможным причинам формирования ее формирования он также относил страх, гнев, удаленность от родины. Он подчеркивал, что врач обязан внимательно слушать скучные и неинтересные рассказы пациента о симптомах его болезни. По его мнению, при лечении тяжело больного возможен и обман, если он приводит к избавлению от страдания.

В начале ХIХ века, в эпоху просвещения, тем не менее на природу депрессии и ее депрессии существовали мягко говоря и не совсем научные воззрения. Особенно, это можно отнести к теориям, которые пропагандировали такие врачи этого времени как: Ф. Гофман, Д. Браун, С. Ганеман, Ф. Галь и Ф. Месмер. Речь идет об «эфемерном жизненном веществе», гомеопатии, «животном магнетизме» и френологии. В то же время, следует отметить, что эти теории способствовали некоторым открытиям в неврологии и психиатрии, как это, например, было в случае гипнотерапии. Учитывая, что среди больных депрессией много достаточно внушаемых людей, то ее лечение с помощью небольших доз лекарств, давало кратковременный эффект и если гомеопатия не помогала, то по крайней мере и не вредила больным, страдающим меланхолией.

В первой половине ХIХ века возрос интерес к психотерапии меланхолии, особенно после опубликования книги немецкого врача Й. Рейля «Рапсодии о применении психотерапии в лечении душевных расстройств». С его точки зрения меланхолия являлась психологическим недугом и следовательно могла быть устранена психологическими метода лечения. По его мнению, чувства и мысли, могут исправить нарушения в работе мозга. В своем лечении он использовал музыкальную терапию, трудотерапию и особое значение придавал развитию сопереживания у больного с помощью вовлечения в терапевтический процесс и его наблюдения за развитием сюжета драматического произведения. Ученик Ф. Пинеля — Ж.. Эскироль пытался классифицировать психические расстройства по аффективным мономаниям. Манию, связанную с депрессией, он называл липеманией, полагая, что при этом состоянии умственные способности подчинены эмоциям человека. В начале ХIХ века Ж.. Фальре выделил «циркулярный психоз», показав, что депрессивные больные могут по мере течения болезни впадать в противоположное состояние.

Следует обратить внимание на некторые особенности лечения меланхолии в Германии в начале ХIХ века. Для лечения этого заболевания использовалась вращательная машина (количество оборотов в минуту достигало 60). Во время ращения пациента на специальной кровати или в кресле кровь приливала к голове, возникал ряд болезненных ощущений — головокружение, тошнота, рвота, чувство стеснение в груди, удушье. Предполагалось, что при этом у меланхоликов исчезали мысли о самоубийстве и отказы от приема пищи. Немецкий психиатр Горн рекомендовал выливать на голову лежащего в ванне меланхолика от 10 до 50 ведер ледяной воды, которая по его мнению, приводила больных погруженных в болезненные мысли к правильному самосознанию.

Во второй половине ХIХ века больших успехов достигла клиническая медицина, включая достижения в области неврологии, что отразилось на взглядах касающихся природы возникновения депрессии.

Узнайте подробнее: Как лечат депрессию сегодня?

Немецкий невролог и психиатр В. Гризингер, внесший большой вклад в патологическую анатомию психических расстройств, полагал, что меланхолия, как и любой другое психическое расстройство, может рассматриваться с точки зрения неправильного функционирования нервных клеток мозга. Гризингер подчеркивал роль сильных эмоций в тех случаях, когда больной испытывает чувство вины и отмечал, что данное чувство занимает более важное место, чем непосредственный физический аффект и считал, что профессиональная деятельность является средством для достижения выздоровления больного. В классификации Гризингера в состоянии психической подавленности или меланхолии выделялись такие ее подвиды как: ипохондрия, простая меланхолия, меланхолия с оцепенением, с разрушительными стремлениями и с возбуждением волевой деятельности (Гризингер В., 1867).

К. Вернике, как и его учитель венский невролог Т. Мейнерт, пытался объяснить расстройства настроения гистологическими или грубыми анатомическими повреждениями нервной системы.

В Германии К. Кальбаум предложил использовать при описании депрессии ряд терминов, которые не потеряли своего значения и до настоящего времени. В частности, к ним можно отнести понятие «циклотимии», характеризующее не резко выраженные периоды смены настроения, от пониженного, до повышенного. До Кальбаума многие психиатра относили к проявлениям депрессии симптомы кататонии (однообразные позы, негативизм, стереотипные движения). Он писал, что картина, обозначаемая именем атонической меланхолии, есть истинная меланхолия с печальными мыслями, поскольку лицо больного во многих случаях не обнаруживает никакого страдания, иногда он даже улыбается и из состояния ступора может перейти в сильное возбуждение. Кальбаум считал, что к векордии или энфрении — психозам с постоянными или меняющимися симптомокомплексами следует отнести дистимию — поражение аффективной сферы в виде подавленности или возбуждения. К везании или панфрении — психозам с чередующимися симптомокомплексами относится собственно меланхолия (Kahlbaum K., 1874).

Немецкий психиатр Э. Крепелин — создатель первой научной классификации психических болезней, внес свой вклад в учение о депрессии — выделив критерии дифференциальной диагностики «раннего слабоумия» (шизофрения) и маниакально-депрессивного психоза, для которого, по его мнению была характерна возможность полного выздоровления и периодическое чередование глубокой депрессии и маниакального состояния, наряду с существованием светлых промежутков. В классификации Крепелина меланхолия было отведено скромное место. Предполагалось, что она может развиваться лишь у людей пожилого возраста. Депрессия инволюционного периода, по его мнению является настоящей меланхолией, а ее отличительными чертами следует считать более медленное течение и не резко выраженную заторможенность, по сравнению с циркулярным психозом. Меланхолия же в молодом возрасте всегда является предвестницей циркулярного психоза, если только она не является начальной фазой раннего слабоумия (dementia praecox) (Kraepelin E., 1896). С данной точкой зрения были несогласны в первую очередь французские психиатры, для которых было неясно: почему случаи меланхолии, протекающие в молодом возрасте, не могут быть такими же, по характеру и генезу, как и в пожилом. В 1899 году согласно Крепелину периодическая мания и периодическая меланхолия полностью утратили свою самостоятельность за счет циркулярного психоза, который получил новое название маниакально-депрессивное помешательство. Крепелин также подчеркнул значение смешанных состояний, возможность сочетания меланхолических мыслей с двигательным или речевым возбуждением (Каннабих Ю.В., 1928). Особое значение Крепелин уделял токсическому воздействию алкоголя на организм, полагая, что разрушение мозга вследствие такого воздействия более выраженное чем вследствие маниакально-депрессивного психоза (Александер Ф., Селесник Ш., 1995).

В классификации немецкого психиатра, наследника кафедры Мейнерта, Крафт-Эбинга меланхолия или мрачное помешательство (невроз с психической задержкой) была отнесена к психическим заболеваниям вполне развитого мозга. Выделялись следующие две формы: простая меланхолия и меланхолия с отупением. Крафт-Эбинг полагал, что меланхолия является болезнью здорового мозга, в отличии от периодического психоза, который следует относить к дегенеративным формам психических расстройств.

Классификация известного русского психиатра С. Корсакова подразумевала такие формы меланхолии как дистимию, типичную меланхолию и атоническую ее разновидность. Меланхолическое помешательство (vesania melancholica) относилось к смешанным формам психических расстройств (Корсаков С., 1901).

Особый интерес к явлениям бессознательного, сексуальной жизни человека, ярко проявившийся в конце ХIХ века, сказался и на воззрениях касающихся депрессивных состояний. Вероятно, знаменитый французский психиатр М. Шарко, расширял границы истерии, включив в нее часть вариантов современной депрессии. В частности, он относил к истерию, психическую анорексию, которую ряд современных исследователей также относят к проявлениям депрессии. Справедливости ради, следует также отметить, что до Шарко английский психиатр Д. Бирд также относил симптомы депрессии к признакам «неврастении». Создается впечатление, что ряд симптомов психических расстройств в зависимости от воззрений своего времени, перемещались от неврастении и истерии к депрессии. Значительное количество пациентов, которым в это время ставился диагноз «невроз» усилило потребность в новых методах психотерапии. Те состояния, которые сегодня относят к скрытым формам депрессии, швейцарский невролог П. Дюбуа, лечил с помощью рациональной психотерапии, предтечей современной когнитивной терапии. Свой вклад в психотерапевтическое лечение депрессии внесли и представители психоанализа.

Вернуться к Содержанию