Психоанализ в лечении шизофрении

З. Фрейд (1913) в своих работах писал о том, что шизофрения представляет собой психологически необратимое расстройство.

По его мнению, пациенты с этим заболеванием не способны к переносу или способны к нему лишь частично, поскольку «трансфер у них не проявляется, а сопротивление непобедимо». S. Freud (1923) также отмечал, что для шизофрении характерен стойкий нарциссизм или аутоэротизм.

В дальнейшем S. Freud изменил свою точку зрения и стал полагать, что «в свое время будет возможна разработка психоаналитической терапии психозов».

К. Юнг в отличие от S. Freud пытался лечить больных шизофренией с помощью психоанализа. Его аналитическая терапия, сводившая процесс излечения к восстановлению нормального вытеснения, внесла заметный вклад в лечение больных шизофренией.

К. Юнг понимал психоз как вторжение коллективного бессознательного в индивидуальный психический мир больного, рассматривал симптомы психоза как следствие этого вторжения, «затопляющее сознание». С. Jung подчеркивал, что галлюцинации приходят как бы из «второй реальности», не связанной с окружающим материальным миром, но как всякое бессознательное содержание проецируются на него. Подобное представление о психопатологических образованиях позволяет больному шизофренией говорить следующее: «Я слышу голоса, и они реальны для меня. Но они не имеют выхода в этот мир, поэтому я не боюсь больше их угроз».

Согласно Э. Блейлер (1911), находящемуся под влиянием психоанализа, при шизофрении невозможно полное выздоровление, возврат к тому состоянию, которое было до развития болезни. В некоторых случаях можно говорить не об излечении, а о значительном улучшении состояния.

Ф. Фромм-Рейхман (1950) в своих работах ставила акцент на особенностях мотивации больных шизофренией, обусловленной адверсивными особенностями раннего периода жизни. По мнению А.Meyer (1950) в процессе терапии шизофрении следует обращать внимание на автобиографический анамнез пациента, который облегчает прояснение симптомов и помогает обнаружить проявления дезадаптивного стиля жизни.

«Межличностный подход» G. Sallivan оказал влияние на психоаналитическую терапию многих психиатров. G. Sallivan приобрел большой опыт психодинамической терапии шизофрении. По словам Ф.Александера и Ш.Селесника (1995), «он обладал особым даром общения с этими отчужденными душевными страдальцами, и его психологические описания их поведения не имеют себе равных». G. Sallivan полагал, что при шизофрении когнитивные функции всего лишь подавлены, но не разрушены необратимо.

F. Fromm-Raichman в своей книге «принципы интенсивной психотерапии» писала о важности формирования с больным шизофренией отношений, наполненных смыслом. Наполненные смыслом межличностные отношения, по ее мнению, помогают пациенту, страдающему шизофренией, изменить психотическую тенденцию к бегству от окружающей действительности. Новые взаимоотношения способствуют и новому восприятию реальности, становятся отправной точкой к выздоровлению больного шизофренией.

Некоторые психоаналитики рассматривали шизофрению как результат нарушенных семейных отношений с формированием симбиотической зависимости ребенка с одним из родителей. («амбивалентные семейно-симбиотические взаимоотношения») (Lidz R., Lidz T., 1949)

Видные представители классического психоанализа полагали, что традиционный подход не создан для лечения задержек, дефицитов и отклонений в развитии (Blum H., 1982).

Психоаналитики утверждали, что с симптомами шизофрении можно справиться психологическими методами с помощью специфических эмоциональных откликов психоаналитика — основного инструмента для работы с глубокими психическими расстройствами (Спотниц К., 2005).

Большое внимание в процессе психоаналитической работы с пациентом, страдающим шизофренией, всегда уделялось терапевтическому альянсу, который, учитывая нарушение коммуникативных функций при этом заболевании, часто рассматривался как самостоятельная цель терапии (Агеносов М.В., 2000).

Одной из теоретических предпосылок психоаналитической терапии шизофрении является системность подхода к лечению «доэдипальных расстройств», другой — разработанная в конце 70-х годов ХХ столетия «концепция нарциссического контрансфера».

В психоанализе шизофрении отмечалась польза от нарциссического трансфера. Для его развития тот аналитик, который лечит больного шизофренией, находящегося в нарциссическом состоянии, должен сам функционировать как нарциссический или эго-синтонный объект. В дальнейшем, нарциссический трансфер развивается и затем сменяется обычным объектным переносом. В то же время T. Freeman (1963) полагал, что «интенсивный позитивный» нарциссический трансфер может привести к «сопротивлению идеализации». Этот психоаналитик описывает не совсем удачный опыт лечения молодой девушки, которая «интернализировала как терапевта, так и садистические фантазии, направленные против него». Хотя выражение идей преследования в дальнейшем оказалось терапевтичным, в итоге у пациентки все же развился «полностью бредовой комплекс».

К модифицированному варианту психоаналитически-ориентированной терапии шизофрении можно отнести прямой анализ Розена (Rosen J., 1953). Автор описал «прямой психоанализ» как подход к снятию острого возбуждения при кататонии и предложил его для лечения гебефрении и паранойи. «Вечный кошмар» шизофрении Розен анализировал, проводя аналогии с анализом сновидений, полагая, что такая интерпретация ведет к быстрому выходу из психоза. Розен считал шизофрению психогенным заболеванием, а ее основные психопатологические симптомы — психогенными реакциями.

С точки зрения Розена, при благоприятном течении шизофрении состояние больных быстро менялось от одной фазы к другой, при неблагоприятном — долго оставалось на одной фазе. Розен отмечал в фазах шизофрении различные уровни регресса — от «позднего анального» (легкий психоз) до «позднего орального» (тяжелый психоз). В конечном счете метод Розена базировался на концепции «приемных родителей». Лечение каждого пациента проводилось в маленьком домике или небольшой квартире, обслуживаемой 3-4 ассистентами. Совместная жизнь пациента с персоналом моделировала раннее семейное окружение больного, причем психиатр выступал в качестве «приемного родителя», действующего в роли «хорошей матери». Роль «хорошего родителя» не исключала строгой дисциплины.

В 1957 г. W. Bion, придерживающийся психодинамической теории психозов, в своей статье «Дифференциация психотиков от непсихотических личностей» отметил, что для последних характерна способность к интегративной оценке окружающей действительности. Это обусловлено наличием возможности адекватно воспринимать информацию, сохранностью сенсорной сферы и правильно функционирующим «аппаратом мышления». По его мнению, больные шизофренией не в состоянии быть толерантными к «ментальной боли» или фрустрации из-за невозможности правильно оценить существующую реальность.

Узнайте о других методах, применяемых в лечении шизофрении
275